УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД
Судья Кураева С.В.        Дело № 22-1456/2015

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ     ОПРЕДЕЛЕНИЕ
г. Ульяновск           1 июля 2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Ульяновского областного суда   в составе:

председательствующего судьи Кислицы М.Н., судей Грыскова А.С, Львова Г.В. при секретаре Застыловой СВ. с участием прокурора Шушина О.С. осуждённого Ш., адвоката Шабанова С.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя - помощника прокурора г.Димитровграда Ульяновской области Чугунова П.В., апелляционным жалобам осуждённого Ш., адвоката Шабанова С.С. на приговор Димитровградского городского суда Ульяновской области от 12 мая 2015 года, которым

Ш.,
ххххххххххх    года   рождения,   уроженец
хххххххххххххххххххххххххх, гражданин РФ, с
высшим образованием, разведенный, имеющий
четверых несовершеннолетних детей, работавший
ххххххххххххххххххххх, зарегистрированный по адресу: ххххххххххххххххххххххххххххххххх,

проживавший по адресу: хххххххххххххх, ранее не судимый.

осужден по ч.4 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 27.12.2009 №377-Ф3) к наказанию в виде лишения свободы сроком на 3 года в исправительной колонии общего режима со штрафом в размере 200 000 рублей (двести тысяч рублей).

Мера пресечения в виде залога изменена на заключение под стражу, взят под стражу в зале суда.

Срок наказания постановлено исчислять с 12 мая 2015 года.

Постановлено зачесть в срок отбытия наказания время содержания Ш. под стражей с 20 августа 2014 года по 19 ноября 2014 года включительно.

Залог 1 000 000 рублей  (один   миллион  рублей)   постановлено   вернуть залогодателю С.

Приговором решена судьба вещественных доказательств.

Выслушав    доклад    судьи    Кислицы    М.Н.,     существо

апелляционного представления, апелляционных жалоб, выступление участников судебного процесса, судебная коллегия


УСТАНОВИЛА:

Ш. признан виновным в мошенничестве, т.е. хищении чужого имущества путем обмана, совершенном в особо крупном размере. Преступление совершено г.Димитровграде Ульяновской области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.        

В апелляционном представлении государственный обвинитель - помощник
прокурора г.Димитровграда Ульяновской области Чугунов П.В. не соглашается с
приговором, считает его незаконным и подлежащим отмене. Указывает, что приговор не соответствует требованиям ст. 307 УПК РФ. По мнению государственного обвинителя, суд недостаточно полно мотивировал свои выводы в части квалификации преступления, не дал анализ всем доказательствам, на которых основаны выводы суда, и назначил чрезмерно мягкое наказание.

В апелляционной жалобе осуждённый Ш. не соглашается с приговором, считает его незаконным и подлежащим отмене, поскольку выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и не подтверждаются исследованными в судебном заседании доказательствами. Излагает свою версию произошедшего и приводит доводы, аналогичные доводам жалоб адвоката о том, что при получении кредита в качестве индивидуального предпринимателя в размере 3 млн. рублей никаких ложных сведений он в банк не представлял, полученные деньги потратил на развитие своего бизнеса, принимал меры к погашению кредита, не имел возможности представить в банк договора поручительства с подписями К., а также доводы о необоснованности выводов суда о наличии у него единого умысла на хищение денежных средств в размере 3 и 5 млн. рублей, полученных в виде кредитов и о введении им в заблуждение ЗАО КБ «Газбанк» относительно финансового состояния ООО «Р» и ИП «Ш». Обращает внимание, что банк обратился с заявлением в милицию, когда кредиты уже были погашены. Ставит под сомнение квалификацию эксперта проводившего почерковедческую экспертизу по подписям К. в договорах поручительства. Считает, что суд дал неверную оценку показаниям свидетеля К., указывает на наличие у последнего заинтересованности в исходе дела. Утверждает, что не скрывался от органов следствия. Просит отменить обвинительный приговор и оправдать его.

В апелляционных жалобах (основной и дополнительной) адвокат Шабанов С.С. выражает несогласие с приговором суда, считает его незаконным и подлежащим отмене. Указывает, что судом фактически было переписано обвинительное заключение и тем самым нарушен принцип состязательности сторон. Приводит доводы, аналогичные  доводам осуждённого Ш.. об отсутствии законных оснований для проведения расследования по факту хищения 3 млн. рублей, об отсутствии у Ш. возможности представить в банк договора поручительства с подписями К., о неверной оценки заключения почерковедческой экспертизы и показаний свидетеля К.,   о  необоснованности  выводов   суда  о   введении  Ш.   в заблуждение ЗАО КБ «Газбанк» относительно финансового состояния ООО «Р» и ИП «Ш». По мнению защитника, договора, которые были представлены Ш. в банк для получения кредита в размере 5 млн. рублей не имели значения для  положительного   решения   вопроса   о   выдаче   кредита,   а   согласие   банка   было обусловлено активным участием в получении кредита К. знакомого управляющего Димитровградским филиалом банка - Б. Считает, что суд  не   имел   права ссылаться - как на  доказательства вины   осужденного   на копии документов из кредитного досье Ш., поскольку они были получены с нарушением требований УПК РФ по запросу оперуполномоченного Д. Обращает внимание, что в запросе, направленном до возбуждения уголовного дела, указано, что он сделан в связи с расследованием уголовного дела, а также указан номер дела. Полагает, что суд занял позицию стороны обвинения и нарушил право Ш. на справедливое судебное    разбирательство. Считает, что исследованными в судебном заседании   доказательствами  не подтверждается возникновение у Ш. умысла на хищение денежных средств банка до получения их в качестве кредитов, а также факт причинение ущерба собственнику денежных средств и его размер. Невыполнение осужденным своих обязательств перед банком    в    полном    объеме,    по    мнению    защитника,    явилось    результатам предпринимательского риска. Полагает, что отношения между Б., ЗАО АКБ «Газбанк» и Ш. носят гражданско-правовой характер, что исключает преступность деяния последнего. Кроме того, по мнению автора жалобы, судом назначено Шчрезмерно суровое наказание,  без учета данных о  его личности,  состоянии  здоровья,  наказание  не  отвечает  принципам  разумности  и справедливости.

В судебном заседании апелляционной инстанции:

-        осуждённый Ш., адвокат Шабанов С.С. доводы апелляционных жалоб поддержали и просили их удовлетворить;

-        прокурор Шушин О.С. с доводами апелляционных жалоб не согласился, просил   приговор   суда   изменить   по   доводам   апелляционного   представления   и переквалифицировать действия осужденного на ч.4 ст. 159.1 УК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и представления, выслушав выступления участников процесса, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению.

Как следует из описательно-мотивировочной части приговора, суд признал доказанным тот факт, что Ш. в период времени с 13 мая 2005 года по 24 нюня 2005 года, оформив заявку на получение ООО «Р» кредита в ЗАО КБ «Газбанк» в сумме 5 000 000 рублей, а также на получение ИП «Шкредита в ЗАО КБ «Газбанк» в сумме 3 000 000 рублей, предоставил в ЗАО КБ «Газбанк» филиал «Димитровградский» следующие документы, содержащие заведомо ложные сведения о деятельности ООО «Р» и индивидуального предпринимателя Ш.: бизнес-план организации переработки углеводородного сырья и реализации продуктов переработки, договор № 14/140505 от 14 мая 2005 года поставки нефти и нефтепродуктов, якобы заключенный между ООО «Р» и ООО «ЭС БИ Трейд»,  договор № НП-67 от 07 июня 2005 года якобы заключенный между ООО «Р» и ОАО «Г», договор № 171 от 07 июня 2005 года поставки углеводородного сырья якобы заключенный между ООО «Р» и ООО «Ф».

Таким образом,  согласно   выводам   суда   первой инстанции, Ш. путем предоставления документов и фиктивных сведений ввел в заблуждение ответственных работников ЗАО КБ «Газбанк» относительно финансового состояния и хозяйственного положения ООО «Р» и индивидуального предпринимателя Ш. и в последующем похитил денежные средства в размере 3 000 000 рублей, полученные на основании кредитного договора № 596 от 24 июня 2005 года между индивидуальным предпринимателем Ш. и ЗАО КБ «Газбанк», и денежные средства в сумме 5 000 000 рублей, полученные на основании кредитного договора № 230 от 24 августа 2005 года между ЗАО КБ «Газбанк» в лице управляющего филиалом Димитровградский Б. и ООО «Р» в лице Ш.

Однако, суд не принял во внимание и не дал оценку тому факту, что  представленные осужденным в ЗАО КБ «Газбанк» для получения кредитов документы, содержащие ложные сведения, относятся исключительно к деятельности ООО «Р». В частности, перечисленные в приговоре договор № 14/140505 от 14 мая 2005 года, договор № НП-67 от 07 июня 2005 года, договор № 171 от 07 июня 2005 года, как видно из их содержания, заключены между ООО «Р» и другими юридическими лицами. Бизнес-план организации переработки углеводородного сырья и реализации продуктов переработки также относится к деятельности ООО «Р». В приговоре при описании преступного деяния какие-либо документы, содержащие ложные сведения о деятельности ИП «Ш.», не приведены. Из имеющихся в материалах уголовного дела копий документов кредитного дела по выдаче кредита ИП «Шв размере 3 000 000 рублей и других исследованных в судебном заседании доказательств также невозможно сделать вывод о том, что для получения указанного кредита осужденным были представлены банку заведомо ложные или недостоверные сведения и что документы, содержащие ложные сведения, относительно деятельности ООО «Р», повлияли на принятие решение о выдаче кредита ИП «Ш», который был получен на 2 месяца раньше, чем кредит ООО «Р».

Таким образом, вывод суда о том, что осужденный предоставил в  ЗАО КБ «Газбанк» филиал «Димитровградский» документы, содержащие заведомо ложные

сведения о деятельности,   в том числе индивидуального предпринимателя Ш.,  не  соответствует фактическим обстоятельствам дела и не подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами.

Вместе с тем, Федеральным законом от 29.11.2012 N 207-ФЗ в Уголовный кодекс Российской Федерации введена статья 159.1, которая предусматривает ответственность за мошенничество в сфере кредитования. Исходя из диспозиции указанной статьи, обязательным признаком объективной стороны указанного преступления является представление банку или иному кредитору заведомо ложных и (или) недостоверных сведений. Таким образом, законодатель ограничил ответственность за мошенничество в указанной сфере, включив в число уголовно-наказуемых деяний, связанных с получением кредитов, только деяния, содержащие н не указанный обязательный признак объективной стороны.

В соответствии со ст. 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность        деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица,  совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе   на   лиц,   отбывающих к наказание или  отбывших наказание, но  имеющих суДИМОСТЬ.

Учитывая,  что Ш.  при. получении. в качестве индивидуального предпринимателя кредита в ЗАО КБ «Газбанк» в размере 3 000 000 рублей заведомо  ложных или недостоверных: сведений банку не предоставлял, его действия в этой части по смыслу действующего уголовного законодательства, не образуют состава преступления, как предусмотренного 159.1, так и ст. 159 УК РФ.

С учетом изложенного, судебная коллегия приходит к выводу о необходимости исключить из осуждения Ш. указание о хищении им денежных средств в сумме 3 000 000 рублей, полученных Ш. по кредитному договору № 596 от 24.06.2005, заключенному между индивидуальным предпринимателем Ш. и ЗАО КБ «Газбанк» в лице управляющего филиалом Димитровградский Б.

Вместе с тем, вывод суда о виновности Ш. в совершении хищения денежных средств в размере 5 000 000 рублей, полученных им на основании кредитного договора № 230 от 24 августа 2005 года, соответствует фактическим обстоятельствам дела, верно установленным судом на основании совокупности доказательств, подробно приведенных в приговоре.

Сам факт заключения кредитного договора № 230 от 24 августа 2005 года между ЗАО КБ «Газбанк» в лице управляющего филиалом Димитровградский Б. и ООО «Р» в лице Ш. и получения по нему осужденным денежных средств в размере 5 000 000 рублей, также как и факт предоставления осужденным для получения указанного кредита бизнес-плана утилизации переработки углеводородного сырья и реализации продуктов переработки, договора № 14/140505 от 14 мая 2005 года поставки нефти и нефтепродуктов между ООО «Р» и ООО «ЭС БИ Трейд», договора № НП-67 от 07 июня 2005 года между ООО «Р» и ОАО «Г», договора № 171 от 07 июня 2005 года поставки углеводородного сырья между ООО «Р» и ООО «Ф», не оспаривались осужденным и его защитниками в суде первой инстанции и не оспариваются в апелляционных жалобах.

Указанные обстоятельства подтверждаются показаниями представителя потерпевшего Г.Г.А., свидетелей Б.П.А., Т.М.С., К.И.В.. К.В.В., Л.Е.А., Д.В.Г., Б.О.В., К.С.Г., а также приобщенными к материалам дела копиями документов кредитного дела по выдаче кредита ООО «Р» в размере 5 000 000 рублей и другими доказательствами, изложение которых подробно приведено в приговоре.

Достоверность      представленных      ЗАО      КБ      «Газбанк»      по  запросу оперуполномоченного Д.   и   приобщенных   к   материалам   дела документов кредитного дела   по выдаче кредита ООО «Р» в размере 5 000 000 рублей не оспаривается осужденным и его защитниками, не вызывает сомнений у суда  апелляционной инстанции, в связи с чем оснований для исключения указанных доказательств из числа допустимых по доводам изложенным в апелляционной жалобе адвоката Шабанова С.С, не усматривается.

Доводы осужденного и его защитника о том, что представленные Ш. в ЗАО КБ «Газбанк» для получения кредита в размере 5 000 000 рублей бизнес-план организации- переработки углеводородного сырья и реализации продуктов переработки, договор 14/140505 от 14 мая 2005 года поставки нефти и нефтепродуктов между OОO «Р» и ООО «ЭС БИ Трейд», договор № НП-67 от 07 июня 2005 года между ООО «Р» и ОАО «Г», договор  № 171 от 07 июня 2005 года поставки углеводородного сырья между ООО «Р» и ООО «Ф» не содержали ложных сведений и не имели значения для положительного решения вопроса о выдаче кредита, были тщательно проверены судом первой инстанции и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку они опровергаются сообщениями от компаний, якобы являвшимися контрагентами ООО «Р» по вышеприведенным договорам, об отсутствии у них договорных отношений с ООО «Р», показаниями свидетелей К., Б. и другими исследованными в судебном заседании доказательствами, которым судом дана надлежащая оценка в приговоре.

Доводы апелляционных жалоб осужденного и его защитников о том, что Ш. не представлял и не мог представить в банк договора поручительства с подписями К. и К., также как и доводы, связанные с оспаривание заключения почерковедческой экспертизы по указанным подписям, не влияют на юридическую оценку действий осужденного.

Версия осужденного о том, что денежные средства в размере 5 000 000 рублей, полученные им по кредитному договору № 230 от 24 августа 2005 года, были у него похищены при неизвестных ему обстоятельствах, носит явно надуманный характер и обоснованно признана судом несостоятельной.

Все представленные сторонами доказательства, в том числе вышеприведенные, были всесторонне, полно и объективно исследованы в судебном заседании, надлежащим образом проанализированы и получили оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, в правильности которой оснований сомневаться не имеется. Доказательства, на которых основан вывод суда о виновности Ш. в хищении им у ЗАО КБ «Газбанк» денежных средств в размере 5 000 000 рублей, полученных им по кредитному договору № 230 от 24 августа 2005 года, соответствуют требованиям, предъявляемым уголовно-процессуальным законодательством, и являются допустимыми.

Надлежащим образом проанализировав и оценив исследованные в судебном заседании и изложенные в приговоре доказательства, суд пришел к обоснованному выводу о виновности Ш. в хищении у ЗАО КБ «Газбанк» денежных средств в размере 5 000 000 рублей.

Однако судебная коллегия не может согласиться с квалификацией действий осужденного по приговору суда по ст. 159 ч.4 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 27.12.2009 №377-Ф3), как мошенничество, то есть хищение чужого имущества, путем обмана, совершенное в особо крупном размере, поскольку Федеральным законом от 29.11.2012 N 207-ФЗ в Уголовный    кодекс    Российской    Федерации    введена -  статья 159.1 которая предусматривает ответственность за мошенничество в сфере кредитования.

При этом, учитывая исключение из осуждения Ш. указания о хищении им денежных  средств  в  сумме  3 000 000  рублей,  полученных Шпо кредитному договору №596 от 24.06.2005 а также принимая во, внимание, что в соответствии с примечанием к ст. 159.1 УК РФ. крупным размером в настоящей статье, а также в статьях 159.3, 159.4, 159.5, 159.6 УК РФ признается стоимость имущества, превышающая один миллион пятьсот тысяч рублей, а особо крупным шесть миллионов рублей, судебная коллегия полагает необходимым переквалифицировать действия Ш. с ч.4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 27.12.2009 № 377-ФЗ) на ч.З ст. 159.1 УК РФ, как мошенничество в сфере кредитования, то есть хищение денежных средств заемщиком путем представления банку заведомо ложных сведений, совершенное в крупном размере.

При назначении Ш. наказания судебная коллегия учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, данные о его личности, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи, а также смягчающие обстоятельства, установленные судом первой инстанции и указанные в приговоре. Вместе с тем, в связи с рождением у осужденного 28.04.2015 ребенка - С. судебная коллегия полагает необходимым признать в качестве смягчающего наказание Ш. обстоятельства наличие у него на иждивении четырех малолетних и одного несовершеннолетнего ребенка.

При этом принимая во внимание обстоятельства совершенного преступления, характер и степень его общественной опасности, судебная коллегия считает необходимым назначить Ш. наказание в виде лишения свободы без применения дополнительного наказания в виде штрафа и ограничения свободы и не находит оснований для применения к осужденному положений ст.ст. 64 и 73 УК РФ, а также ч.6 ст. 15 УК РФ об изменении категории совершенного преступления на менее тяжкую.

Поскольку преступление, предусмотренное ч.3 ст. 159.1 УК РФ, относится к категории средней тяжести и с момента его совершения прошло более шести лет, учитывая положения ст. 78 УК РФ, судебная коллегия полагает необходимым освободить Ш. от назначенного наказания в связи с истечением сроков давности уголовного преследования на основании п.3 ч.4 ст. 24 УПК РФ, в связи с чем мера пресечения в отношении Ш. в виде заключения под стражу подлежит отмене, а Ш. освобождению из-под стражи немедленно.

При решение вопроса о применении к осужденному положений о сроках давности уголовного преследования, судебная коллегия исходит из того, что стороной обвинения не представлено каких-либо убедительных доказательств, подтверждающих, что Ш. до истечения срока давности знал о возбуждении уголовного дела, его уголовном преследовании и умышленно уклонялся от следствия и суда. Таким образом, оснований для вывода о приостановлении сроков давности в отношении совершенного Ш. преступления судебная коллегия не усматривает.


Вопреки доводам апелляционной жалобы адвоката Шабанова С.С, судебное разбирательство по делу проведено в установленном законом порядке при соблюдении всех основополагающих принципов уголовного судопроизводства. Ущемления каких-либо прав осуждённого, в том числе права на защиту, допущено не было. Все заявленные ходатайства были разрешены судом в соответствии с требованиями закона.

Нарушений норм уголовно-процессуального и уголовного законов, влекущих отмену приговора суда, не допущено.

На основании вышеизложенного, руководствуясь статьями 389.13, 389.20, й.28; 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Димитровградского городского суда Ульяновской области от 12 мая года в отношении Ш. изменить.

Исключить из осуждения Ш. указание о хищении им денежных средств в сумме 3 000 000 рублей, полученных Ш. по кредитному договору № 596 от 24.06.2005, заключенному между индивидуальным предпринимателем Ш. и ЗАО КБ «Газбанк» в лице управляющего филиалом Димитровградский Б.

Признать в качестве смягчающего наказание Ш. обстоятельства наличие у него на иждивении четырех малолетних и одного несовершеннолетнего ребенка.

Переквалифицировать действия Ш. с ч.4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 27.12.2009 № 377-ФЗ) на ч.3 ст. 159.1 УК РФ, как мошенничество в сфере кредитования, то есть хищение денежных средств заемщиком путем представления банку заведомо ложных сведений, совершенное в крупном размере, по которой назначить Ш. наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года.

Освободить Ш. от назначенного наказания в связи с истечением сроков давности уголовного преследования на основании п.3 ч.1 ст. 24 УПК РФ.

Меру пресечения в отношении Ш. в виде заключения под стражу отменить, освободить Ш. из-под стражи немедленно.

В остальной части вышеуказанный приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы и апелляционное представление - без удовлетворения.

Председательствующий        

Судьи: