ПРИГОВОР

именем Российской Федерации

 

01 августа 2017 года                                                                                 г. Болгар, РТ

Судья Спасского районного суда РТ Латыпова Г.З., при секретаре Костиной О.В., с участием прокурора Спасского района РТ Яфизова  Д.С., потерпевшего Д., подсудимого Ф., защитника –адвоката  Шабанова С.С., представившего удостоверение №1057 от 06 мая 2011 года и ордер №2 от 11 июля 2017 года, рассмотрев материалы уголовного дела в отношении

Ф. - ** *** 19** года рождения, уроженца *** ТАССР, гражданина Российской Федерации, зарегистрированного и проживающего по адресу: Республика Татарстан, ***, женатого, имеющего среднее профессиональное образование, ***,

обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 222, частью 3 статьи 30 - пунктом «е» части 2 статьи 105 Уголовного кодекса Российской Федерации,

УСТАНОВИЛ:

Примерно двадцать лет, до 16 апреля 2017 года, Ф. незаконно хранил ранее приобретенную у неустановленного лица укомплектованную запалом УЗРГМ-2 (УЗРГМ) ручную осколочную гранату РГД-5, которая является боеприпасом - сначала в своем сарае, расположенном по адресу: Республика Татарстан,***., а затем - в своем доме по этому же адресу.

16 апреля 2017 года примерно в 15 часов Ф., находясь в коридоре дома, расположенного по адресу: Республика Татарстан, *****, действуя умышленно, на почве ранее возникших личных неприязненных отношений с Д., с целью убийства последнего, осознавая, что в результате его действий может наступить смерть Д., желая этого, метнул через открытую дверь в котельную комнату вышеуказанного дома ручную осколочную гранату РГД-5, укомплектованную запалом УЗРГМ-2 (УЗРГМ), с выдернутой предохранительной чекой запала, к ногам сидевшего на корточках возле печки Д., в результате чего произошел взрыв гранаты. Однако Ф. не смог довести свои преступные действия, направленные на убийство Д. до конца, по независящим от него обстоятельствам, так как после метания Ф. гранаты в котельную комнату, Д., испугавшись, незамедлительно встал и побежал в сторону входной двери. В результате взрыва гранаты потерпевшему Д. были причинены телесные повреждения в виде множественных поверхностных ран верхних, нижних конечностей, а также спины, которые причинили ему легкий вред здоровью.

Подсудимый Ф. виновным себя в совершении инкриминируемых ему деяний не признал и показал, что 16 апреля 2017 года была Пасха. Утром он пошел к своим родственникам Д. - к дочери Д. А., которая проживает со своим гражданским мужем Д. П. и четырьмя детьми. Он с Д. выпили по две рюмки виски, после чего они все вместе пошли домой к нему, так как позвонила его жена Ф. А. и пригласила всех к ним. У него дома они вновь посидели за столом - поели и выпили спиртное. В это время к ним приходили и другие родственники. Примерно в обед они все разошлись. Через некоторое время к ним прибежала дочь. Она плакала и сказала, что Д. бьет ее. Дочь ранее состояла в браке с Д.. Затем они развелись и некоторое время не жили. Однако затем сошлись и жили без регистрации брака. Дочь и ранее приходила, жаловалась, что Д. пьет, распускает руки. Ему не нравилось, что Д. постоянно пьет и бьет его дочь. В этот раз он также расстроился и вспомнил, что у него дома на полке в спальной комнате имеется граната, которую около 20 лет назад дал ему ныне покойный М. Со слов последнего ему было известно, что данная граната является учебной и ею можно только глушить рыбу. Сначала у него были две гранаты, которые он хранил в сарае. Однажды на новый год к нему приехал его родной брат, который увидел гранаты в сарае и предложил одну испытать. Тогда он вырыл в огороде в снегу яму диаметром примерно 1 метр, после чего они с братом отошли от ямы примерно на 1 метр и он, выдернув чеку, бросил гранату в яму. Произошел хлопок, никаких осколков не было, лишь слегка колыхнуло снег. Тогда он хотел и вторую кинуть, но брат сказал, чтобы он ее оставил, чтобы можно было отпугивать воров. После этого он стал хранить вторую гранату на верхней полке в спальной комнате жены. 16 апреля 2017 года, когда пришла его дочь из дома заплаканной, он вспомнил про гранату, достал ее с полки. Он спросил у дочери, с ней ли дети, на что та ответила, что все дети с ней. Он полагал, что имеющаяся у него граната является учебной, хотя боевую от учебной он отличить не может. Он хотел напугать Д. гранатой в поучительных целях, убивать его он не хотел. После этого он пришел домой к своей дочери, где в помещении кочегарки находился Д.П.. Он стал ругать Д. за то, что он бьет А., а затем, выдернув кольцо у гранаты, бросил ее к ногам Д., который сидел в кочегарке возле котла отопления. При этом дверь он не закрывал, стоял примерно в 1,5 метрах от Д. Раздался сильный хлопок. Д. повернулся к нему и спросил: «Ты что творишь?». Он ничего ему не ответил и пошел домой. Никаких ран у Д. он не видел. О том, что дома находились дети, он не знал. Дома жена его спросила, что произошло, на что он ответил, что поговорил с Д.

Вина подсудимого Ф. подтверждается следующими доказательствами:

Потерпевший Д.П. в ходе судебного заседания показал, что 16 апреля 2017 года в день Пасхи утром к ним домой пришел его тесть Ф. Он совместно с Ф., а также со своей женой Д.А., с которой они фактически в разводе, но продолжают проживать месте посидели за столом, немного выпили спиртное. Через некоторое время позвонила его тёща  и пригласила всех к себе. Он вместе со своей семьей и Ф. поехали к последнему, где также выпили. При этом никакого скандала между ними не было. После обеда он с А. и всеми детьми вернулись к себе домой. Дома они с женой поругались, при этом он ударил ее. А. оделась, взяла двух детей и ушла к своим родителям. Двое младших детей осталось дома. Дети находились в дальней комнате. Он пошел в кочегарку, сел на корточки напротив котла и закурил. Дверь в кочегарку была приоткрыта и в это время он увидел, как открылась входная дверь в дом и вошел Ф.. Он понял, что тот приехал разбираться с ним. Ф. подошел к двери кочегарки, но в саму кочегарку не зашел. Он ему что-то сказал и бросил что-то к котлу. Он увидел, что это граната. Граната упала между ним и котлом. Он испугался, тут же встал и побежал к двери. В это время произошел взрыв, от которого его оглушило, а в кочегарке и коридоре был дым. В это время он увидел, что Ф. стоял на пороге у входной двери в дом. От взрыва гранаты у него звенело в ушах. Сам взрыв он не видел. В кочегарке практически ничего не повреждено - лишь немного деревянная стена обшаркана осколками гранаты, окно в кочегарке целое, деревянная дверь в кочегарке нормальная. Осколками от гранаты его немного поранило, отчего было немного крови. Позже его увезли в больницу на скорой помощи, откуда быстро отпустили. Ранее он у Ф. никаких гранат не видел. С тестем у него хорошие взаимоотношения, хотя тот его и ругает периодически за употребление спиртного.

Свидетель Г. показал, что в день Пасхи примерно в 14 часов 30 минут ему, как главе сельского поселения, позвонили из МЧС и сообщили, что по адресу, где, как он понял, проживает семья Д., бросили гранату. Когда он прибыл на место, здесь уже находились сотрудники полиции. Со слов присутствующих ему стало известно, что произошел раздор в семье Д., о чем Д.Е. пожаловалась своим родителям, после чего в дом пришел отец последней с гранатой. На месте он увидел, что наружная рама окна вылетела, внутренняя разбита, от взрывной волны все вещи в кочегарке разбросаны. Дети находились дома. Он поговорил с ними, они были в порядке. Затем он увидел Ф., которого спросил, что произошло, на что тот ответил, что так получилось. Ф. характеризует только с положительной стороны. Ему известно, что Д. часто злоупотребляет спиртным, дебоширит дома. Однако от Ф. на своего зятя он жалоб никогда не слышал и были ли между ними конфликты, ему не известно.

Свидетель Г.И. показал, что он проживает в соседях с Д. 16 апреля 2017 года в день Пасхи после обеда, когда он находился у друзей, ему на телефон позвонил Д., который, как он понял по голосу, был пьян. Д. сказал ему, что, якобы, его взорвал тесть и просил вызвать полицию. Он сразу же пошел к Д. Возле дома никого не было. Он зашел в дом и увидел, что Д. сидел на кухне за столом, в соседней комнате сидели дети – А*** и А***, которые были напуганы и не понимали, что произошло. Внешне на детях повреждений не было. Д. же был без футболки, на руках и на спине у Д. была кровь. На Д. были камуфлированные штаны, на которых были осколки. Д. жаловался на боли в ногах. На бедрах у Д. были раны и запекшаяся кровь. Д. рассказал ему, что поссорился со своей женой и та ушла к своим родителям. Через некоторое время, когда он. находился в кочегарке возле котла, туда забежал его тесть Ф. и кинул в него гранату. При входе в дом он увидел, что в прихожей нижняя часть стены из пластика повреждена осколками, стекла в двери, ведущей в зал, были разбиты и валялись на полу возле двери, в кочегарке все было в пыли, все валялось, наружная рама окна в кочегарке вылетела, а во внутренней раме стекло было разбито. Был ли поврежден пол, он не знает, так как все висевшее на стене кочегарки предметы рухнули и валялись на полу, электрическая лампочка была разбита. Он позвонил своему знакомому сотруднику полиции А. и передал трубку телефона Д.у, который рассказал А. о происшедшем. Через некоторое время приехали сотрудники полиции, которые вызвали фельдшера и скорую помощь. Когда приехала скорая помощь, Д. увезли с собой в больницу. Примерно через 30 минут ему позвонил Д. и попросил забрать его домой. Он попросил последнего передать трубку одному из врачей, который подтвердил, что Д. действительно можно забрать домой. После этого он поехал в г. Болгар, откуда из больницы привез Д. домой. На следующий день Д. попросил свозить его в больницу на перевязку. Сам Д. управлять автомашиной не мог, так как руки и ноги в связи с имеющимися ранениями были перевязаны. По приезду из больницы Д. попросил помочь вставить раму в кочегарке, так как было холодно. Он помог поставить наружную раму на место и отремонтировать внутреннюю раму.

Свидетель А. показал, что 16 апреля 2017 года он находился на рабочем месте и примерно в 16 часов ему на мобильный телефон позвонил житель пос. ХХХ Г., который затем передал трубку Д. Последний сообщил ему, что его тесть Ф. бросил в него гранату. О случившемся он доложил руководству и они с Г.А. выехали в пос. ХХХ домой к Д. В доме находились Г., Д. и двое детей, которые смотрели мультфильмы. В доме все было в дыму и пыли, вещи разбросаны. Д. ходил с голым торсом - на теле последнего были ссадины, царапины, кровоподтеки. Д. жаловался на боли в ногах и руках, в связи с чем они привезли фельдшера, которая, осмотрев Д., вызвала скорую помощь. Затем они с Г. поехали к Ф., который рассказал, что между его дочерью и Д. произошел скандал и последний избил его дочь. Со слов Ф. - в горячках он взял гранату, которую ему ранее дал М. и хранил у себя дома более 15 лет, и пошел к Д. домой.

Свидетель Г.А.А. показал, что 16 апреля 2017 года он, как ответственный от руководства, находился в отделе полиции, когда примерно в 16 часов к нему обратился оперуполномоченный уголовного розыска А. и сообщил о взрыве гранаты в доме Д. в пос. ХХХХ ХХХ района РТ. По приезду он увидел, что дома находились ранее ему незнакомые Д. со своим товарищем. У Д. на теле были кровь и осколки. Д. пояснил, что еле успел выпрыгнуть. В коридоре стены были повреждены. В помещение кочегарки они не заходили, но визуально он увидел, что деформированы предметы, стены. Была оказана медицинская помощь Д. Затем они с А. поехали к дому Ф., который рассказал, что около 20 лет хранил дома в комнате жены гранату, которую ему дал ныне покойный какой-то рыбак.

Свидетель Ф.Г. показала, что 16 апреля 2017 года в день Пасхи к ним пришла дочь Д. Елена со своим мужем Д. и четырьмя детьми. Немного посидев, Д. ушли. Через некоторое время пришла дочь со старшими детьми. Они все плакали. Дочь сказала, что они с Д. поругались и подрались. Услышав это, ее муж Ф., ничего не говоря, вышел из дома. Взял ли он что-либо с собой, она не знает, так как не видела. Она послала старшую внучку за мужем, но она вскоре вернулась и сказала, что дед велел ей вернуться. Скандалы у дочери с Д. были и раньше, так как тот постоянно выпивал, скандалил дома и Елена уходила от него. В связи с этим ее муж Ф. неоднократно беседовал с Д., говоря, чтобы тот бросил пить. После того, как Николай ушел, вернулся он примерно через 30 минут и, не раздеваясь, будучи в куртке сел на диван и ничего не говорил. Их дочь и ее дети в это время были дома. Позже приехали сотрудники полиции и спросили ее, знает ли она о том, что ее муж бросил гранату. Ей было известно, что муж хранил в ее спальной комнате на полочке гранату, которую она видела давно один раз. Тогда муж ей пояснил, что эта граната учебная.

Свидетель Г.О.М. показала, что 16 апреля 2017 года ей позвонила Г. и рассказала, что она видела Д., руки у которого были в крови, и рассказала, что в Д. кинул гранату Ф.. Она вышла ко двору. Через некоторое время к Д. приехали сотрудники полиции и она участвовала при осмотре в качестве понятой. В доме Д. она видела, что в кочегарке вещи раскиданы. Д. в тот день она не видела. Д. же Елена сказала ей, что Д. избил ее и она ушла к своим родителям. Ее отец Ф. не выдержал. Ей известно, что Д. Елена часто ругалась со своим мужем, так как тот злоупотребляет алкоголем. Ф. она характеризует только с положительной стороны.

Свидетель Д.Е.Н. показала, что 16 апреля 2017 года утром к ним пришел ее отец Ф. Они с мужем Д. и ее отцом немного выпили спиртное, после чего пошли все вместе к ее родителям Ф. Там они также посидели, выпили спиртное. Когда они вернулись к себе домой, она и Д. поругались, подрались и Д. выгнал ее с детьми из дома. Она с детьми пошла к своим родителям. Она и дети плакали. Отец спросил у нее, с ней ли дети, на что она ответила, что дети с ней. После этого отец Ф. зачем-то пошвырялся в спальной комнате и ушел. Вернулся Ф. примерно через 20 минут и сел на диван. Он молчал, лишь на вопрос ее матери ответил, что он предупредил Д. Позже приехали сотрудники полиции, от которых ей стало известно, что отец в Д. бросил гранату. Ранее после скандалов с Д. она часто приходила к родителям и жаловалась на мужа. Отец всегда переживал за нее, беседовал с Д., чтобы тот перестал пить.

Свидетель Д.Л.Н. показала, что в день Пасхи она позвонила своей матери Ф., которая сообщила ей, что ее отец Ф. бросил гранату в Д., мужа ее родной сестры Д. Она в это время была в г. Ульяновске. Приехав в пос. ХХХ, в доме Д. она увидела, что в кочегарке имеются небольшие повреждения.

Свидетель Р. показала, что знает Ф. как адекватного человека, который старается предотвратить конфликты в семье Д. Она считает, что Ф., бросая в Д. гранату, не хотел убивать Д., а хотел припугнуть его, так как тот выпивал, устраивал скандалы в семье.

Свидетель Д.К.С. показала, что 16 апреля 2017 года, когда она вместе с родителями Д. и Д. вернулась от своих дедушки и бабушки Ф. домой, родители стали ругаться и подрались, после чего она вместе с матерью и младшей сестрой ушла к Ф. При этом они все плакали. Когда они пришли, дедушка Ф. спросил, что случилось. Дедушка также спросил ее мать, с ней ли дети, на что та ответила, что дети с ней. Больше дедушка ничего не говорил, пошел к ее отцу, а она пошла за дедом, который ей сказал, чтобы она шла обратно и она вернулась. Ф. вернулся примерно через 20 минут и сказал, что припугнул ее отца Д.

Из протокола осмотра места происшествия от 16 апреля 2017 года видно, что при осмотре дома, расположенного по адресу: Республика Татарстан, ХХХХ район, п. ХХХХ, ул. ХХХ, д. 1А, установлено, что в котельной комнате беспорядок, стена и потолок имеют многочисленные повреждения, минимальный размер которых 0,2x0,7 см, максимальный - 0,4x1,7 см, стена, ведущая в коридор, имеет сквозные повреждения; на полу обнаружены металлические элементы размерами 2,3x1,7 см, 3x1,5 см, 0,7x1,8 см, 0,1x0,1 см, которые с места происшествия изъяты; имеются повреждения на двери, ведущей из коридора в зал - разбиты стекла на двери - осколки лежат на полу и около двери. На улице возле входной двери обнаружено кольцо от гранаты. Кроме этого, с места происшествия изъяты деревянная рейка с повреждениями, осколок стекла с веществом бурого цвета, футболка серого цвета с пятнами красного цвета, кольцо от гранаты (т. 1, л.д. №26-45).

Согласно протоколу от 18 апреля 2017 года в ходе проверки показаний на месте Ф. подробно рассказал и показал, как 16 апреля 2017 года он, взяв гранату у себя дома, пошел в дом Д., где взорвал ее (т. 1, л.д. №№229-241).

Из Заключения судебно-медицинской экспертизы за №105 от 03 мая 2017 года видно, что у Д. имеются телесные повреждения в виде множественных поверхностных ран верхних, нижних конечностей, спины, которые причинили легкий вред его здоровью, образовались от действия тупых твердых предметов с ограниченной контактирующей поверхностью, механизм образования повреждений - удар, сдавление. При этом следует отметить, что в описательной части данного заключения указано, что для проведения экспертизы представлены - заключение врача-рентгинолога от 16 апреля 2017 года, согласно которому на обеих предплечьях потерпевшего справа в средней и верхней трети и в мягких тканях бедер имеется множество мелких инородных металлических тел различных форм и размеров. Из записи в журнале на скорой помощи Спасской ЦРБ видно, что у Д. имеются множественные поверхностные оскольчатые ранения верхних, нижних конечностей, передней поверхности грудной клетки, спины, ожог 1 степени, алкогольное опьянение.

При этом Д. от госпитализации в хирургическое отделение отказался (т. 2, л.д. №№72-73).

Из Заключения эксперта № 1116,1120/09-1 от 02 мая 2017 года видно, что металлические осколки, изъятые с места происшествия, являются осколками корпуса ручной осколочной гранаты РГД-5 и запала модели УЗГРМ-2 (УЗРГМ), взорванного в составе гранаты. Металлическое кольцо со шплинтом является предохранительной чекой с кольцом, которой комплектуются запалы ручных гранат моделей УЗРГМ-2 (УЗРГМ). В деревянной рейке, представленной на исследование, имеются осколки корпуса ручной осколочной гранаты РГД-5. На поверхности осколков корпуса гранаты РГД-5, изъятых на месте происшествия, имеются продукты взрыва бризантного взрывчатого вещества - тротила, который является штатным снаряжением ручных осколочных гранат РГД-5. Ручная осколочная граната РГД-5 состоит на вооружении Российской Армии, предназначена для поражения живой силы противника в наступательном бою, содержит в качестве разрывного заряда 1 GO- 115 граммов бризантного взрывчатого вещества тротила и относится к боеприпасам основного назначения (предназначенным для поражения цели). Запал УЗРГМ-2 (УЗРГМ), примененный для взрыва гранаты РГД-5, является средством взрывания и относится к боеприпасам специального назначения (способствующим поражению цели). Граната РГД-5, укомплектованная запалом УЗРГМ, относится к боеприпасам основного назначения окончательного снаряжения. Дальность разлёта осколков при взрыве гранаты РГД-5 составляет 20-25 метров, реально опасный радиус действия взрыва гранаты (радиус зоны эффективного поражения живой силы) - 5 метров (т. 2, л.д. №№90-99).

Согласно Заключению эксперта №397 от 25 апреля 2017 года кровь потерпевшего Д. и обвиняемого Ф. по системам АВО, MNSs одногруппна и принадлежит к Oa(3,MN группам. На осколке стекла и соскобе со стола на кухне, изъятых с места происшествия; футболке потерпевшего Д., обнаружена кровь человека Oa(3,MN групп, что не исключает возможности её происхождения как от потерпевшего Д., так и от обвиняемого Ф. (т. 2, л.д. №№128-131).

Согласно Заключению судебных психолого-психиатрических экспертов №1-878 от 22 мая 2017 года у Ф. обнаруживаются признаки органического расстройства личности, о чем свидетельствуют анамнестические данные о перенесенной ЧМТ, что привело к      формированию патохарактерологических особенностей (бывает импульсивным), снижению интеллектуально-мнестических способностей, возникновению эмоциональной лабильности. Данное диагностическое утверждение подтверждается и результатами настоящего обследования, выявившего у подэкспертного снижение памяти, интеллекта, эмоциональную неустойчивость, ригидность мышления. Указанные изменения выражены не столь значительно. Может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими. Во время инкриминируемых ему правонарушений обнаруживал то же психическое расстройство, мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В принудительных мерах медицинского характера не нуждается. По своему психическому состоянию может правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них показания. Во время инкриминируемого деяния в состоянии физиологического аффекта или иного эмоционального состояния, существенно влияющего на сознание и деятельность, Ф. не находился, о чем свидетельствует отсутствие аффектогенной мотивации, характерной для аффекта трехфазовой динамики с объективными и субъективными признаками кумуляции эмоционального напряжения. Индивидуально-психологические особенности Ф. включают ригидные и демонстративные черты, эгоцентричность установок при гиперкомпенсаторных тенденциях, повышенном самоконтроле, склонность к раздражительности, обидчивости, подавлению импульсивности наряду с вытеснением психологических причин конфликта, могли оказывать существенное влияние на его поведение в исследуемой ситуации. С учетом индивидуально-психологических особенностей, условий конкретной ситуации правонарушения, принципиальные способности дачи показаний у Ф. не ограничены (т. 2, л.д. №№117-119).

Вина подсудимого установлена. Действия Ф. органами следствия квалифицированы по ч.1 ст. 222, ч. 3 ст. 30 - п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Как следует из фабулы предъявленного Ф. обвинения и фактических обстоятельств дела, примерно в течение 20 лет, до 16 апреля 2017 года Ф. незаконно хранил ранее приобретенную у неустановленного лица укомплектованную запалом УЗРГМ-2 (УЗРГМ) ручную осколочную гранату РГД-5, являющуюся боеприпасом - сначала в своем сарае, расположенном по адресу: Республика Татарстан, ХХХ район, пос. ХХХХ, улХХХХ, д. ХХ, кв. 2, а затем - в своем доме по этому же адресу. 16 апреля 2017 года примерно в 15 часов Ф. пришел в дом Д. по адресу: Республика Татарстан, ХХХ район, п. ХХХ, ул. ХХХ, д. 1А, действуя умышленно, на почве ранее возникших личных неприязненных отношений с Д., с целью убийства последнего, осознавая, что в результате его действий может наступить смерть Д., желая этого, будучи в коридоре дома, выдернув предохранительную чеку запала УЗРГМ-2 (УЗРГМ), метнул через открытую дверь в котельную комнату ручную осколочную гранату РГД-5 к ногам сидевшего на корточках возле печки Д., в результате чего произошел взрыв гранаты. Однако Ф. не смог довести свои преступные действия, направленные на убийство Д. до конца, по независящим от него обстоятельствам, так как после метания Ф. гранаты в котельную комнату, Д., испугавшись, незамедлительно встал и побежал в сторону входной двери. В результате взрыва гранаты потерпевшему Д. были причинены телесные повреждения в виде множественных поверхностных ран верхних, нижних конечностей, а также спины, которые причинили ему легкий вред здоровью.

При этом установлено, что Ф., направляясь в дом Д., спросил у своей дочери, с ней ли дети, на что та ответила, что дети пришли к нему с ней. Однако, как оказалось, при взрыве гранаты в кочегарке дома Д., в доме также находились малолетние Д. ХХХ., 09 октября 2008 года рождения, и Д.ХХХ., 08 ноября 2009 года рождения, которые были в зале, на некотором расстоянии от котельной комнаты. При этом судом не установлено, что действия подсудимого, помимо угрозы для жизни потерпевшего, с которым у него возникли неприязненные отношения, создавали реальную угрозу для жизни указанных детей и это обстоятельство им осознавалось. При оценке деяния, как совершенного общеопасным способом, следует исходить не только из оценки поражающих свойств орудия преступления, но и из конкретной обстановки происшествия.

Судом же установлено, что умыслом подсудимого Ф. охватывалось лишь убийство Д., при этом реальной опасности подвергся лишь он. В связи с изложенным из предъявленного органами следствия Ф. обвинения по ч.3 ст. 30 - п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ подлежит исключению квалифицирующий признак совершения вмененного ему деяния общеопасным способом, т.е. действия Ф. с ч.3 ст. 30 - п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ следует переквалифицировать на ч.3 ст. 30 - ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Таким образом, исходя из конструкции предъявленного обвинения, содержащего описание совершения подсудимым преступлений и с учётом совокупности собранных по делу доказательств суд квалифицирует действия Ф. по части 1 статьи 222 Уголовного кодекса Российской Федерации как незаконное хранение боеприпасов, а также по части 3 статьи 30 - части 1 статьи 105 Уголовного кодекса Российской Федерации, как покушение на убийство, то есть на умышленное причинение смерти другому человеку.

К показаниям подсудимого Ф. о том, что он считал, что дома хранил учебную гранату и не имел умысла убивать Д., а лишь хотел его напугать, суд относится критически, как желание избежать ответственности.

Так, подсудимый Ф. показывает, что примерно в начале 2000 года, когда к нему приехал его родной брат Ф., последний обнаружил в его сарае две гранаты, которые ему ранее дал ныне покойный рыбак М. Тогда они решили испытать одну гранату, для чего он вырыл в снегу яму диаметром около 1 метра, после чего выдернул чеку и бросил гранату в эту яму, отчего произошел хлопок и колыхнуло снег. Он полагал, что имеющаяся у него граната является учебной, хотя при этом боевую от учебной он отличить не может.

В ходе предварительного следствия Ф., показывал, что он, не заходя в котельную, бросил туда гранату с выдернутой чекой в сторону Д., после чего закрыл дверь в котельную, а когда он чуть отошел, услышал сильный хлопок в доме и понял, что граната взорвалась. Больше в дом он не заходил, выжил или нет Д. он не знал, так как не проверял (т. 1, л.д. №№224-228, 246-248).

Проведенной по делу взрыво-технической экспертизой установлено, что металлические осколки, изъятые на месте происшествия, являются осколками корпуса ручной осколочной гранаты РГД-5 и запала модели УЗГРМ-2 (УЗРГМ), взорванного в составе гранаты. В деревянной рейке, представленной на исследование, имеются осколки корпуса ручной осколочной гранаты РГД-5. На поверхности осколков корпуса гранаты РГД-5, изъятых на месте проис­шествия, имеются продукты взрыва бризантного взрывчатого вещества - тротила, который является штатным снаряжением ручных осколочных гранат РГД-5. Ручная осколочная граната РГД-5 состоит на вооружении Российской Армии, предназначена для поражения живой силы противника в наступательном бою, содержит в качестве разрывного заряда 100-115 граммов бризантного взрывчатого вещества тротила и относится к боеприпасам основного назначения (предназначенным для поражения цели). Граната РГД-5, укомплектованная запалом УЗРГМ, относится к боеприпасам основного назначения окончательного снаряжения. Дальность разлёта осколков при взрыве гранаты РГД-5 составляет 20-25 метров, реально опасный радиус действия взрыва гранаты (радиус зоны эффективного поражения живой силы) - 5 метров (т. 2, л.д. №№90-99).

Все это является подтверждением того, что граната, которая была брошена Ф.ым в сторону Д., является боеприпасом, состоящим на вооружении Армии и предназначена для поражения живой силы. При этом дальность разлёта осколков при взрыве указанной гранаты составляет 20-25 метров, реально опасный радиус зоны эффективного поражения живой силы составляет - 5 метров. Изъятые при осмотре места происшествия осколки подтверждают заключение эксперта.

Доводы подсудимого Ф. об отсутствии у него умысла на лишение Д. жизни опровергаются указанными выше доказательствами, исследованными в суде.

В связи с изложенным, доводы подсудимого Ф. и его защитника Шабанова С.С. о недоказанности вины подсудимого и об его оправдании в силу изложенного выше суд считает несостоятельными.

Разрешая вопрос о виде и мере наказания, подлежащего назначению подсудимому, суд в соответствии с требованиями части 3 статьи 60 Уголовного кодекса Российской Федерации учитывает характер и общественную опасность совершенного преступления, последствия, наступившие в результате преступления, данные о личности виновного, влияние назначаемого наказания на исправление осужденного, на условия жизни его семьи.

Преступления, совершенные подсудимым Ф., по закону признаются преступлениями средней тяжести и особо тяжким.

При этом суд считает, что оснований, предусмотренных частью 6 ст.15 УК РФ, для изменения категории совершенных подсудимым преступлений на менее тяжкую, не имеется.

Вместе с тем, подсудимый имеет постоянное место жительство, ранее не судим, к административной ответственности не привлекался, весьма положительно характеризуется по месту жительства, имеет пенсионный возраст, поводом для совершения им преступления явилось противоправность и аморальность поведения потерпевшего Д., совершенное Ф. преступление не повлекло тяжких последствий, потерпевший Д. прощает его и никаких претензий к нему не имеет - эти обстоятельства суд признал смягчающими его наказание, а также исключительными.

Обстоятельств, отягчающих наказание подсудимому Ф., не установлено.

При назначении размера наказания подсудимому суд исходит из убежденности, основанной на полном и всестороннем исследовании всех материалов уголовного дела, руководствуется принципом соразмерности назначаемого наказания и последствий, наступивших в результате   совершенных подсудимым преступлений, в целях восстановления социальной справедливости.

Оценивая обстоятельства дела в их совокупности, учитывая характер и степень общественной опасности, а также конкретные обстоятельства совершенных преступлений, возраст подсудимого, в целях исправления подсудимого и предупреждения совершения новых преступлений, восстановления социальной справедливости, а также учитывая данные о личности подсудимого, наличие смягчающих обстоятельств и отсутствие отягчающих обстоятельств, состояние здоровья подсудимого и его близких родственников, его семейное и имущественное положение, влияние назначенного наказания на исправление подсудимого и на условия жизни его семьи, суд приходит к выводу, что исправление подсудимого Ф. без изоляции его от общества невозможно, а потому считает законным и обоснованным назначить ему наказание в виде лишения свободы без дополнительных видов наказания в виде штрафа и ограничения свободы, с применением по ч.3 ст. 30 - ч. 1 ст. 105 УК РФ статьи 64 УК РФ, а также с применением положений ч.3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения.

Обращаясь к мере наказания, суд считает необходимым в отношении подсудимого Ф. оставить до вступления приговора в законную силу меру пресечения в виде содержания под стражей.

Гражданский иск не заявлен.

По уголовному делу имеются вещественные доказательства, судьбу которых суд разрешает в порядке статьи 81 УПК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 307-309 УПК РФ, суд

ПРИГОВОРИЛ:

Ф. признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 222 и частью 3 статьи 30 - части 1 статьи 105 Уголовного кодекса Российской Федерации, назначив ему следующее наказание:

по ч. 1 ст. 222 УК РФ - в виде лишения свободы сроком на 1 (один) год без штрафа;

по ч.3 ст. 30 - ч.1 ст. 105 УК РФ - с применением ст. 64 УК РФ - в виде лишения свободы сроком на 2 (два) года без ограничения свободы.

На основании части 3 статьи 69 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения наказаний назначить Ф. окончательное наказание в виде лишения свободы сроком на 2 (два) года 6 (шесть) месяцев без штрафа и ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Меру пресечения Ф. - содержание под стражей, до вступления приговора в законную силу, оставить без изменения и срок отбывания наказания ему исчислять с 01 августа 2017 года.

Зачесть Ф. в срок отбывания назначенного ему наказания время содержания его под стражей с 16 апреля 2017 года по 31 июля 2017 года.

Вещественные доказательства металлическое кольцо со шплинтом (чекой) из проволоки, 11 поражающих элементов гранаты, деревянную рейку, осколок стекла - уничтожить; футболку - вернуть по принадлежности потерпевшему Д.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Верховный Суд РТ в течение десяти суток со дня его провозглашения через Спасский районный суд РТ, а осужденным Ф. в тот же срок со дня вручения ему копии приговора. В случае подачи апелляционной жалобы осужденный Ф. вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.