В Судебную коллегию по уголовным

                                       делам Верховного суда Республики
Дело № 3/2-4/2017                     Татарстан

в защиту Ф.

                                                                 защитника Ф.

, ХХХХ г.р. -адвоката Филиала №1 по Железнодорожному району города Ульяновска Ульяновской областной

                                                    коллегии адвокатов

                                                                       Шабанова Сергея Сергеевича,

                                                               432012, г.Ульяновск, ул. Державина, 15

                                                                       тел.8-937-271-40-92, 8-917-619-44-95

                                                                        заключенный под стражу:

                                                                         Ф.,

место нахождения: ФКУ СИЗО № 5 г.Чистополь

адрес: 422980, г. Чистополь,ул. Карла Либнехта, 1 «в»

 

 

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

на постановление Спасского районного суда Республики Татарстан от ХХХХХ года о продлении срока содержания под стражей

 

Постановлением Спасского районного суда республики Татарстан по делу № 3/1-3/2017 от ХХХХ года, в отношении Ф. была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу с содержанием в следственном изоляторе №5 г. Чистополь.

Постановлением  по делу № 3/2-4/2017 от ХХХХ года Спасский районный суд республики Татарстан продлил Ф. срок содержания под стражей на один месяц, то есть до 16.07.2017 года.

Считаю данное постановление незаконным и необъективным, подлежащим отмене по следующим основаниям.

1.                   Постановление Пленума ВС РФ от 19 декабря 2013 г. N 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» предписывает судам при продлении срока содержания под стражей на любой стадии производства по уголовному делу проверять наличие на момент рассмотрения данного вопроса предусмотренных статьей 97 УПК РФ оснований, которые должны подтверждаться достоверными сведениями и доказательствами. Кроме того, суду надлежит учитывать обстоятельства, указанные в статье 99 УПК РФ, и другие обстоятельства, обосновывающие продление срока применения меры пресечения в виде заключения под стражу. При этом следует иметь в виду, что обстоятельства, на основании которых лицо было заключено под стражу, не  являются достаточными для продления срока содержания его под стражей.

Статья 97 УПК РФ содержит конкретный перечень оснований, при наличии которых дознаватель, следователь, а также суд в пределах предоставленных им полномочий вправе избрать обвиняемому, подозреваемому одну из мер пресечения, предусмотренных УПК РФ, а именно мера пресечения избирается, при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый, подозреваемый:

1)         скроется от дознания, предварительного следствия или суда;

2)    может продолжать заниматься преступной деятельностью;

3) может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

При этом, заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется как исключительная мера лишь при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения. В соответствии со ст.108 УПК РФ при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение. Такими обстоятельствами не могут являться данные, не проверенные в ходе судебного заседания, в частности результаты оперативно-розыскной деятельности, представленные в нарушение требований статьи 89 УПК РФ.

Принимая решение о продлении срока содержания Ф. под стражей ХХХХ года суд, как следует из постановления, руководствовался лишь тяжестью предъявленного Ф. обвинения, которое не является окончательным, и виновность подзащитного в совершении которого на данном этапе уголовного дела судом не установлена.

Пункт 21 Постановления Пленума ВС РФ №41 от 19.12.2013 года гласит, что наличие обоснованного подозрения в совершении лицом преступления определенной категории является необходимым условием законности при первоначальном заключении его под стражу, однако по истечении времени оно перестает быть достаточным. Суду надлежит установить конкретные обстоятельства, свидетельствующие о необходимости дальнейшего содержания обвиняемого под стражей.

На первоначальных этапах производства по уголовному делу тяжесть предъявленного обвинения и возможность назначения по приговору наказания в виде лишения свободы на длительный срок могут служить основанием для заключения подозреваемого или обвиняемого под стражу ввиду того, что он может скрыться от дознания, предварительного следствия. Тем не менее, в дальнейшем одни только эти обстоятельства не могут признаваться достаточными для продления срока действия данной меры пресечения (пункт 21 Постановления Пленума ВС РФ №41 от 19.12.2013 года).

 

2.                   При  продлении срока содержания Ф. под стражей не были установлены обстоятельства, предусмотренные статьей 97 УПК РФ, которые являются основаниями для избрания любой меры пресечения в отношении подозреваемого, обвиняемого. Из постановления судьи следует, что основания, по которым Ф. была избрана мера пресечения, не отпали и не изменились, имеются достаточные основания полагать, что Ф. может оказать давление на потерпевшего и свидетелей, иным способом воспрепятствовать производству предварительного расследования.

 При этом, суд первой инстанции не указал конкретных оснований, по которым он пришел к данному выводу, положив в обоснование постановления о продлении срока содержания Ф. под стражей, лишь голословные доводы старшего следователя Р.Ф. А., не подтвержденные доказательствами по делу.

В материале, представленном в суд следователем в обоснование ходатайства о продлении срока содержания Ф. под стражей, не содержаться доказательства, свидетельствующие о том, что Ф. может скрыться от предварительного следствия или суда, продолжает заниматься преступной деятельностью, угрожает потерпевшему, свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, принимает меры к уничтожению доказательств, и каким-либо образом препятствует производству по уголовному делу.

Ф. никуда от правоохранительных органов не скрывался, в момент задержания находился у себя дома по месту регистрации и постоянного места жительства. При задержании свою причастность к происшествию с гр. Д. С.П. Ф. не отрицал, на допросе у следователя дал подробные показания об обстоятельствах происшествия.

 

3.                   Из ходатайств следователя о заключении Ф. под стражу и о продлении срока содержания под стражей, а также материалов, представленных в суд следователем в их обоснование, следует, что следователь не привел никаких новых оснований и доказательств, обосновывающих необходимость дальнейшего содержания Ф. под стражей.

Наличие у лица возможности воспрепятствовать производству по уголовному делу на начальных этапах предварительного расследования может служить основанием для решения о содержании обвиняемого под стражей. Однако, впоследствии суд должен проанализировать иные значимые обстоятельства, такие, как результаты расследования или судебного разбирательства, личность подозреваемого, обвиняемого, его поведение до и после задержания, и другие конкретные данные, обосновывающие довод о том, что лицо может совершить действия, направленные на фальсификацию или уничтожение доказательств, или оказать давление на участников уголовного судопроизводства либо иным образом воспрепятствовать расследованию преступления или рассмотрению дела в суде.

При этом, на момент заключения Ф. под стражу уже были произведены все неотложные следственные действия по уголовному делу: произведен осмотр места происшествия, приняты меры к изъятию и сохранению вещественных доказательств, допрошены основные свидетели и очевидцы происшествия. В этой связи не понятны основания, по которым следователь полагает, что Ф. может воздействовать на свидетелей, показания которых уже имеются в материалах уголовного дела, а также уничтожить вещественные доказательства, которые уже изъяты на первоначальном этапе возбуждения и расследования настоящего уголовного дела.

При рассмотрении ходатайств о продлении срока содержания обвиняемых под стражей суду следует проверять обоснованность доводов органов предварительного расследования о невозможности своевременного окончания расследования.

Пункт 22 Постановления Пленума ВС РФ №41 от 19.12.2013 года гласит, что сама по себе необходимость дальнейшего производства следственных действий не может выступать в качестве единственного и достаточного основания для продления срока содержания обвиняемого под стражей. Решение суда о продлении срока содержания под стражей должно основываться на фактических данных, подтверждающих необходимость сохранения этой меры пресечения (статьи 97, 99 УПК РФ).

 

4. Согласно пункту 3 Постановления Пленума ВС РФ от 19 декабря 2013 г. N 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» рассматривая вопросы об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и о продлении срока ее действия, суд обязан в каждом случае обсуждать возможность применения в отношении лица иной, более мягкой, меры пресечения вне зависимости от наличия ходатайства об этом сторон, а также от стадии производства по уголовному делу.

Из представленных материалов, следует, что Ф. ранее не судим, к уголовной и административной ответственности не привлекался, по месту жительства характеризуется положительно. Данные же, подтверждающие необходимость содержания Ф. под стражей и невозможность избрания иной меры пресечения в материале отсутствуют.

Ф. имеет исключительно положительные отзывы о нем от жителей села, в котором он проживает. Ф. с рождения проживает в данном поселке, постоянно с 1987 года проживает по месту своей регистрации по адресу: Республика Татарстан, Спасский район, пос.ХХХХХ, ул. ХХХХ, д.Х кв.Х, в качестве собственника жилого помещения. В настоящее время находится на пенсии, является Ветераном труда, имеет грамоты и благодарности, занесен на Доску почета жителей поселка ХХХ  ХХХХ района республики Татарстан.

На иждивении Ф. находится его супруга Ф. Г., ХХХХ г.р., которая в связи с хроническими заболеваниями (остеохондроз, спондилез поясничного отдела позвоночника, двухсторонний коксартороз 1 стадии, двухсторонний гопартроз 2 стадии, грыжа дисков позвоночника), имеет нарушения двигательных функций, ранее имелось онкологическое заболевание. Кроме того, Ф. Г. имеет заболевания: смешанная аденома гипофиза (опухоль мозга), акромегалия, активная стадия, многоузловой зоб 2 степени, нарушенная гликемия натощак, артериальная гипертензия 3 степени, 3 стадия, хронический пиелонефрит, двухсторонний нефроптоз, нарушение концентрационной функции почек. В связи с заболеваниями Ф. Г. нуждается в постоянном уходе и присмотре, т.к. из дома не выходит, передвигается по квартире только с поддержкой посторонних. Кроме того, Ф. оказывает материальную поддержку детям и внукам. Принимает активное участие в их воспитании.

Потерпевший Д.С.П. никаких претензий к Ф. не имеет, считает, что убивать его он не хотел, т.к. ранее, наоборот, спасал ему жизнь, когда тот тонул.

В судебное заседание были представлены ходатайство депутата местного совета ХХХХ сельского поселения Спасского района РТ А. Б.А., характеристика и ходатайство от жителей и администрации совхоза ХХХХ ХХХХ района РТ, медицинские документы супруги Ф. Г. Сам потерпевший Д.С.П. в судебном заседании настаивал на изменении меры пресечения Ф. на более мягкую.

5.         Согласно части 4 статьи 7 УПК РФ определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Статья 6 Европейской конвенции «О защите прав человека и основных свобод» гарантирует право на справедливое судебное разбирательство и предусматривает, что «каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона …»

Суд неоднократно приходил к выводу, что право на справедливое судебное разбирательство, гарантированное статьей 6 §1 Конвенции, включает в себя право на мотивированное судебное решение (Дело «Хирвисари против Финляндии» Жалоба №49684\99, Дело «Кузнецов и другие против России» жалоба №184\02, Дело «Пронина против Украины» Жалоба №63566\00, Дело «Красуля против России» Жалоба №12365\03 и другие).

   Принимая решение о необходимости продления срока содержания Ф. под стражей, суд не указал конкретных оснований, по которым он пришел к данному выводу, положив в обоснование постановления о продлении срока содержания Ф. под стражей, лишь голословные доводы старшего следователя Р.Ф. А., не подтвержденные доказательствами по делу.

В постановлении Европейского суда по делу «Хаджианастасиу против Греции» от 16 декабря 1992 года суд, напомнив, что суды должны указывать с достаточной ясностью доводы и мотивы, на которых они основывают свои решения, установил факт нарушения права на справедливое судебное разбирательство немотивированным судебным актом. Причиной установления нарушения права на справедливый суд явилось вынесение такого краткого судебного акта, из которого было не ясно, почему суд пришел именно к такому выводу, что создавало проблемы с обжалованием судебного акта.

Аргументированное изложение обоснования судебного решения позволяет понять лицам, участвующим в деле, и обществу в целом, почему суд пришел к данному итогу слушаний и на каких нормах права он основан. Европейский суд в Постановлении по жалобе Красуля против России от 22 февраля 2007 года напомнил, что «п.1 ст.6 Конвенции обязывает суды мотивировать свои решения». Необоснованное судебное решение не позволяет утверждать, что судебное разбирательство по делу было справедливым, а правовой спор решен в рамках закона.

Учитывая, что постановление Спасского районного суда Республики Татарстан от ХХХХ года незаконно и необоснованно, правовые и фактические основания для продления срока содержания Ф. под стражей отсутствуют, полагаю возможным и необходимым изменить меру пресечения Ф. с заключения под стражу на более мягкую, а именно на домашний арест с нахождением Ф. по месту своего жительства по адресу: Республика Татарстан, Спасский район, пос.совхоза ХХХХ, ул.ХХХХ, д.Х кв.Х.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 97, 108-110, 389.1 - 389.6  УПК РФ,

ПРОШУ:

1.               Постановление Спасского районного суда республики Татарстан по
делу № 3/2-4/2017 от ХХХХ года отменить.

2.       Изменить    меру    пресечения    в    отношении    Ф., ХХХХХ года рождения, с заключения под стражу на  домашний   арест  с   нахождением   Ф.   по  месту  своего жительства и регистрации по адресу: Республика Татарстан, ХХХХХ район, пос.ХХХХ, ул.ХХХХ, д.Х кв.Х.

 

 

Адвокат                                                                С.С. Шабанов