ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации


г.Ульяновск                                                                                                                                «26» июля 2013 г.


Ленинский районный суд г. Ульяновска в составе: председательствующего судьи Потешкиной Ю.А.,

с участием государственного обвинителя - старшего помощника прокурора Ленинского района г. Ульяновска Тихонова А.Н., подсудимого Ш., защитника - адвоката Шабанова С.С, представившего удостоверение № 1057 и ордер № 49 от 18.06.2013 г.,

при секретаре Гарифулловой И.В., рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении

Ш., родившегося хх декабря 19хх г. в г. Ульяновске, проживавшего: г. Ульяновск, ул. хххххххххх, работающего водителем у ИП И., имеющего среднее техническое образование, вдовца, гражданина РФ, несудимого, содержащегося под стражей с 19.02.2010 года,

обвиняемого в совершении двух преступлений, предусмотренных ч.3 ст.30 п. «б» ч.2 ст.228-1 УК РФ, и в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.228 УК РФ,

установил:


Подсудимый виновен в покушении на незаконный сбыт наркотического средства героин в крупном размере.

Преступление совершено им в г. Ульяновске при следующих обстоятельствах.

01 декабря 2009 года около 13 часов 30 минут возле дома хх по ул. ххххх Ш. незаконно в целях сбыта передал С., участвовавшему в оперативно-розыскном мероприятии - проверочная закупка наркотических средств, наркотическое средство героин массой 0,733 г, что относится к крупному размеру, получив от С. в качестве оплаты деньги в сумме 1 800 рублей. Однако умысел Ш., направленный на незаконный сбыт наркотических средств, не был доведен до конца по независящим от его воли обстоятельствам, поскольку в этот же день С. добровольно выдал приобретенное наркотическое средство сотрудникам УФСКН по Ульяновской области.

В судебном заседании, также как на предварительном следствии, подсудимый Ш. вину свою в покушении на незаконный сбыт наркотического средства героин С. признал полностью, от дачи показаний отказался, воспользовавшись правом, предоставленным ст. 51 Конституции РФ.

Кроме полного признания вины самим подсудимым его виновность в совершении инкриминируемого деяния подтверждается совокупностью представленных стороной обвинения и исследованных в судебном заседании доказательств.

Показаниями свидетеля Г. о том, что в декабре 2009 года в УФСКН РФ по Ульяновской области поступила информация о том, что подсудимый осуществляет незаконные операции с наркотическим средством героином, а именно хранит и сбывает его на территории Ленинского района по цене 1 800 рублей за один грамм. В связи с чем руководством УФСКН РФ по Ульяновской области было принято решение о проведении 01.12.2009 года проверочной закупки наркотического средства у подсудимого с участием в качестве закупщика свидетеля С. Перед проведением проверочной закупки в присутствии понятых он Г. досмотрел С., запрещенных предметов и веществ при нем не обнаружил. Вручил С. диктофон, не содержавший записей, и 1 800 рублей, предварительно отксерокопировав и записав их серии и номера в протокол. Для производства видеосъемки встречи С. с подсудимым была вручена сотруднику УФСКН РФ по Ульяновской области С. видеокамера, также не содержавшая записей. Затем вместе с понятыми и сотрудниками УФСКН РФ по Ульяновской области Р. и С. в целях осуществления наружного наблюдения, выехал к месту встречи С. с подсудимым. Закупщик С. сначала на маршрутном такси, а затем пешком проследовал до дома № хх по ул. хххх, где встретился с Ш.. Они вдвоем проследовали до дома № хх по ул. хххх, где С. передал Ш. деньги, а последний в свою очередь передал С. маленький предмет. В последующем С. прошел в служебную автомашину УФСКН РФ по Ульяновской области, где при понятых добровольно выдал сверток из полимера с веществом внутри, а по возвращении в Управление, он же выдал диктофон с записью. Последняя была перенесена на СД-диск. Сверток с веществом и СД-диск были упакованы в разные конверты, опечатаны, подписаны участвующими в действиях лицами. Садковой выдал видеокамеру, поскольку видеозапись на видеокассете по техническим причинам не получилась, то видеокассета не изымалась. По всем вышеуказанным действиям были оформлены протоколы, в которых все их участники расписались.

Показаниями свидетеля С., данными в ходе следствия и оглашенными в судебном заседании с согласия сторон о том, что через лиц, употребляющих наркотические средства он познакомился, как позднее он узнал, с Ш., сообщившим о возможности приобретения у него наркотического средства героина. 30.11.2009 года он - С. при случайной встрече договорился с Ш. о том, что последний продаст ему героин по цене 1 800 рублей за грамм, при этом Ш. назначил встречу 01 декабря 2009 года в 13 часов 30 минут на перекрестке улиц хххх и ххххх.

01.12.2009 года он - свидетель принял участие в проверочной закупке наркотического средства героина у подсудимого. Перед проведением указанного оперативно-розыскного мероприятия он был досмотрен, запрещенных предметов при нем не имелось. Затем ему вручили 1 800 рублей и диктофон, не содержавший записей. Все эти действия проводились в присутствии понятых и сопровождались составлением протоколов, в которых он расписался. Затем он, сначала на маршрутном такси, а затем пешком, прошел к дому № хх по ул. хххх, где встретился с подсудимым. Они вдвоем прошли к дому № хх по ул. хххх, где передал Ш. деньги, получив от него в свою очередь сверток из полимера с веществом внутри. После этого он проследовал к служебной автомашине УФСКН, где в присутствии понятых добровольно выдал сотруднику УФСКН сверток с наркотическим средством героин, а по возвращении  в  Управление,  выдал  диктофон,  запись  с  которого  была скопирована на СД-диск. Сверток с героином и СД-диск были упакованы в конверты, опечатаны и сопровождены подписями участвующих лиц. По указанным действиям составлялись протоколы, которые их участники подписали, (т.1 л.д.112-113).

Также вина подсудимого подтверждается материалами проведенных оперативно-розыскных мероприятий:

Протоколом личного досмотра С., согласно которому у него при себе предметов и веществ, запрещенных для хранения, не обнаружено, (т.1 т. л.д. 16).

Протоколом вручения денежных средств, из которого следует, что в присутствии понятых С. вручены деньги в сумме 1800 рублей, (т.1 л.д.17-18).

Протоколами осмотра и вручения технического средства, из которых усматривается, что в присутствии понятых С. вручен диктофон без записей, а С-му - видеокамера с кассетой без записи, (т.1 л.д. 19, 20).

Протоколом приема и осмотра, добровольно выданного вещества, согласно которому С. в присутствии понятых добровольно выдал сверток из полимера с веществом, приобретенный у Ш., (т.1 л.д.22)

Протоколом приема и осмотра технического средства, из которого следует, что С. выдал диктофон с записью, которая была перенесена на СД-диск. (т.1 л.д.23)

Протоколом приема и осмотра технического средства, из которого усматривается, что С-вой выдал видеокамеру, на видеокассете запись отсутствует, (т.1 л.д. 24)

Справкой о наблюдении, проведенном Г., С-вым и Р. 01.12.2009 года, согласно которой ими проводилось наблюдение за С. в этот день во время проведения ОРМ «Проверочная закупка». Они видели встречу свидетеля с Ш., в ходе которой С. передал подсудимому деньги, а последний в свою очередь передал свидетелю какой-то маленький предмет, (т.1 л.д. 21)

Действительность и законность проведенных оперативно-розыскных мероприятий кроме показаний сотрудников УФСКН и протоколов данных действий подтверждается и показаниями свидетеля Ф., из которых следует, что 01.12.2009 года, последний участвовал вместе с еще одним парнем в качестве понятого в личном досмотре С., в ходе которого при последнем запрещенных предметов и веществ обнаружено не было. Затем С., предварительно описав серии и номера, а затем и ксерокопировав их, вручили 1 800 рублей и цифровой диктофон, не содержавший каких-либо записей. Сотруднику УФСКН РФ по Ульяновской области С-вому была вручена видеокамера, также не содержавшая никаких записей. После чего на служебной машине сотрудников УФСКН РФ по Ульяновской области, вместе с последними, проехал к дому № хх по ул. хххх, где, по истечение определенного периода времени к автомашине подошел сначала оперуполномоченный Г., а затем и свидетель С. Последний выдал Г. сверток из полимера с веществом внутри. По возвращении в Управление, С. выдал диктофон, запись с которого была скопирована на сд-диск. Сверток с веществом и сд-диск были упакованы в разные конверты, опечатаны, на них, как и в составлявшихся тут же протоколах, их участники расписались без замечаний и дополнений. Оперуполномоченный С-вой выдал видеокамеру, запись на которой по техническим причинам отсутствовала.

Тот факт, что приобретенное в ходе проверочной закупки и выданное С. вещество является наркотическим средством героином, а также масса данного наркотического средства объективно подтверждено:

Справкой об исследовании №1957, согласно которой вещество в свертке, добровольно выданное С. после проведения проверочной закупки, является наркотическим средством героином массой 0,733 г. В ходе проведения исследования израсходовано 0,011 г вещества, (т.1 л.д.35).

Заключением эксперта № 378, из которого следует, что вещество, сбытое С., является наркотическим средством героином в количестве 0,722 г. (т. 1 л.д. 164-167)

Протоколом осмотра предметов, из которого усматривается, что в присутствии понятых в ходе следствия было осмотрено наркотическое средство героин, выданное С. после проведения проверочной закупки, (т.2 л.д. 124-126).

Объективность и достоверность показаний сотрудников УФСКН, а также С. подтверждается:

Протоколом осмотра с прослушиванием аудиозаписи разговора между С. и Ш. в ходе проведения проверочной закупки, (т.2 л.д. 127-128).

Таким образом, оценивая совокупность исследованных по данному преступлению доказательств, суд считает вину подсудимого установленной и квалифицирует его действия по ч.3 ст.30 п. «б» ч.2 ст.228-1 УК РФ (в редакции ФЗ от 27.07.2009 года) как покушение на незаконный сбыт наркотических средств, совершенный в крупном размере. При этом суд исходит из того, что в соответствии со ст.9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяется уголовным законом, действовавшим на момент его совершения, за исключением уголовного закона, улучшающего положение подсудимого. Поскольку все последующие изменения, вносимые в УК РФ, ухудшают положение Ш., то суд считает необходимым квалифицировать его действия в вышеуказанной редакции.

Давая такую юридическую оценку действиям подсудимого, суд исходит из того, что он, не имея соответствующего разрешения, то есть незаконно в целях сбыта передал наркотическое средство героин С., получив в качестве оплаты деньги. Однако, умысел Ш., направленный на незаконное распространение наркотических средств, не был доведен до конца по независящим от его воли обстоятельствам, поскольку в результате проведенных оперативно-розыскных мероприятий наркотическое средство было изъято из незаконного оборота.

Суд не усматривает в действиях подсудимого оказания помощи С. в приобретении наркотического средства для личного употребления, поскольку в судебном заседании достоверно установлено, что подсудимый заранее именно с целью сбыта приобрел героин, который затем за деньги передавал С. Об умысле подсудимого именно на распространение наркотических средств свидетельствуют и показания С. о том, что именно Ш. предложил обращаться к нему за приобретением героина, именно подсудимый назначал время, место передачи героина и его стоимость.  При этом суд считает, что данный умысел у Ш. сформировался независимо от деятельности сотрудников правоохранительных органов, поскольку именно с целью проверки сведений о причастности подсудимого к незаконному сбыту наркотических средств и разоблачения его как сбытчика наркотических средств на основании закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и проводились оперативно-розыскные мероприятия, в ходе которых данная информация полностью подтвердилась. В связи с этим суд не усматривает в действиях сотрудников УФСКН провокации совершения Ш. преступления.

Поскольку проверочная закупка наркотических средств проводилась в соответствии с требованиями Федерального Закона «Об оперативно-розыскной деятельности», следовательно, результаты оперативно-розыскных мероприятий могут быть использованы в качестве доказательств виновности подсудимого, так как отвечают требованиям, предъявляемым уголовно-процессуальным законом к доказательствам и приобщены к делу с соблюдением предписанной законом процедуры.

Органами предварительного расследования, кроме того, Ш. обвиняется в покушении на незаконный сбыт психотропного вещества тарена в крупном размере. Стороной обвинения по данному эпизоду представлены следующие доказательства.

Показания свидетеля Г. о том, что 01.02.2010 года была получена оперативная информация о том, что Ш. осуществляет незаконные операции с психотропным веществом тареном, а именно хранит и сбывает его по цене 1000 рублей за грамм. В связи с чем в этот же день с участием свидетеля И. была проведена проверочная закупка, для чего в присутствии понятых И. была досмотрена, запрещенного при ней ничего обнаружено не было, затем ей были вручены денежные средства в сумме 1000 рублей и диктофон без записи, а сотруднику УФСКН РФ по Ульяновской области Р. - видеокамера, также без записи. После этого у дома № хх по ул. ххх И. встретилась с Ш., передала последнему деньги, а он ей - спичечный коробок. В дальнейшем И. в служебной автомашине в присутствии понятых добровольно выдала ему - свидетелю спичечный коробок с таблетками в количестве 30 штук, а по возвращении в Управление, она же выдала диктофон с записью. Последняя была перенесена на СД-диск. Спичечный коробок с таблетками и СД-диск были упакованы в разные конверты, опечатаны, подписаны участвующими в действиях лицами. Р. выдал видеокамеру, видеокассета из которой не изымалась в связи с тем, что видеозапись на ней по техническим причинам не получилась. Вышеуказанные действия были оформлены протоколами, в которых все их участники расписались.

Показания свидетеля И., данные в ходе предварительного расследования и оглашенные в судебном заседании в связи со смертью свидетеля, о том, что 01.02.2010 года при случайной встрече, договорилась с подсудимым о продаже ей 30 таблеток тарена за 1 000 рублей. Ш. назвал ей время и место встречи, при этом они обменялись номерами сотовых телефонов. После чего в этот же день, она согласилась принять участие в проверочной закупке психотропного вещества тарена у подсудимого. Перед проведением указанного оперативно - розыскного мероприятия её досмотрели, запрещенных предметов при ней не имелось. Затем ей вручили 1 000 рублей и диктофон, не содержавший записей. Все эти действия проводились в присутствии понятых и сопровождались составлением протоколов, в которых она и другие участвующие лица расписались. Затем она сначала на маршрутном такси, а затем пешком, прошла к дому № 26 по ул. ххххх, где встретилась с подсудимым. Непосредственно перед встречей подсудимый позвонил ей на сотовый телефон и сообщил, что «у него все на руках». Она передала Ш. 1 000 рублей, последний в свою очередь передал ей спичечный коробок с таблетками. В этот же день, чуть позже она проследовала в служебную автомашину УФСКН, где в присутствии понятых добровольно выдала спичечный коробок с таблетками, а по возвращении в Управление, выдала диктофон, запись с которого была скопирована на СД-диск. Коробок с таблетками и СД-диск были упакованы в разные конверты, опечатаны и сопровождены подписями участвующих лиц. По указанным действиям составлялись протоколы, которые их участники подписали, (т.1 л.д. 103-107).

Материалы проведенных оперативно-розыскных мероприятий:

      Протокол личного досмотра И., согласно которому у нее при себе предметов и веществ, запрещенных для хранения, не обнаружено, (т.1 т. л.д. 43)

Протокол вручения денежных средств, согласно которому И. в присутствии понятых вручены деньги в сумме 1000 рублей, (т.1 л.д.44-45)

Протоколы осмотра и вручения технического средства, согласно которому И. вручен диктофон без записей, а Р. - видеокамера с кассетой без записей (т.1 л.д.46, 47)

Протокол приема и осмотра, добровольно выданного И. вещества, согласно которому свидетель в присутствии понятых выдала спичечный коробок с 30 таблетками внутри, (т.1 л.д.49)

Протоколы приема и осмотра технического средства, согласно которым в присутствии понятых И. произвела выдачу диктофон, запись с которого скопирована на СД-диск, а Р. - видеокамеру, на кассете которой отсутствовала запись, (т.1 л.д.50, 51)

Допрошенная в судебном заседании свидетель К. показала, что 01.02.2010 года она участвовала в качестве понятой при личном досмотре свидетеля И. При последней запрещенных предметов и веществ обнаружено не было. Затем И., предварительно описав серии и номера, а затем и ксерокопировав их, вручили 1 000 рублей и цифровой диктофон, не содержавший каких-либо записей. Сотрудник УФСКН РФ по Ульяновской области Р. была вручена видеокамера, также не содержавшая никаких записей. После чего на служебной машине сотрудников УФСКН РФ по Ульяновской области, вместе с последними, проехала к дому № 1 по ул.ххх, где, по истечение определенного периода времени к автомашине подошел сначала оперуполномоченный Г., а затем и свидетель И.. Последняя выдала Г. спичечный коробок с таблетками в количестве 30 штук. По возвращении в Управление И. выдала диктофон, запись с которого была скопирована на СД-диск. Спичечный коробок с таблетками и СД-диск были упакованы в разные конверты, опечатаны, на них, как и в составлявшихся тут же протоколах, их участники расписались. Оперуполномоченный Р. выдал видеокамеру, запись на которой по техническим причинам отсутствовала.

Справка об исследовании №119, согласно которой вещество в таблетках в спичечном коробке, выданное И., является психотропным веществом тареном массой 6 г. (т.1 л.д.56-57). Вид психотропного вещества и его масса также подтверждены заключением эксперта № 378. Данное психотропное вещество в ходе следствия было осмотрено в присутствии понятых. Также в ходе следствия в присутствии понятых прослушивалась аудиозапись встречи И. с Ш., изымалась и осматривалась детализация данных о соединении абонентов сотовой связи, в ходе чего установлено соединение между сотовыми телефонами, находившимися в пользовании Ш. и И.

Несмотря на совокупность вышеприведенных доказательств, суд считает необходимым оправдать Ш. по предъявленному обвинению в покушении на незаконный сбыт психотропного вещества в крупном размере по следующим основаниям.

Согласно ст. 2 Федерального закона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» задачами оперативно-розыскной деятельности являются, в частности, выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших.

Как следует из материалов дела, после проведения проверочной закупки 01 декабря 2009 года, в ходе которой была подтверждена полученная оперативная информация и выявлен факт сбыта Ш. наркотического средства героина, действия последнего пресечены не были. Из постановления о проведении оперативно-розыскных мероприятий от 01 февраля 2010 года целью является документирование и пресечение преступной деятельности, то есть те же, что и при проведении проверочной закупки 01 декабря 2009 года. При этом выявление каналов поступления наркотических средств или психотропных веществ, выявления иных лиц, причастных к незаконному обороту наркотических средств или психотропных веществ не являлись целями вновь проводимого ОРМ. Новых результатов эти мероприятия не дали, а потому их проведение не вызывалось необходимостью.

При таких обстоятельствах действия Ш. по покушению на незаконный сбыт психотропного вещества тарена 01 февраля 2010 года не могут расцениваться как уголовно наказуемые, в связи с этим суд считает необходимым оправдать подсудимого по предъявленному обвинению в покушении на незаконный сбыт психотропного вещества тарена.

Кроме того, органами предварительного расследования Ш. обвиняется в незаконном хранении без цели сбыта наркотического средства дезоморфина в особо крупном размере.

По данному эпизоду в судебном заседании исследовались следующие доказательства.

Показания свидетеля Г. о том, что в связи с полученной оперативной информацией 19.02.2010 года было проведено задержание Ш., у которого в ходе производства личного досмотра в присутствии понятых был обнаружен и изъят пузырек с жидкостью, по поводу которого Ш. пояснил, что это наркотическое средство дезоморфин для личного употребления.

Свидетель У. в судебном заседании подтвердил, что присутствовал в качестве понятого при личном досмотре Ш., в ходе которого у последнего был изъят пузырек с жидкостью. Ш. пояснил, что это дезоморфин для личного употребления.

Аналогичные обстоятельства зафиксированы и в протоколе личного досмотра Ш. Справкой эксперта № 217, а также заключением эксперта № 378 установлено, что жидкость в пузырьке, изъятом у Ш., является смесью наркотического средства дезоморфина и нейтрального компонента - воды массой 116,661 г.

Однако, постановлением Правительства РФ от 01.10.2012 года № 1002 утверждены значительный, крупный и особо крупный размер наркотических средств для целей статьи 228.1 УК РФ. Согласно примечанию для всех жидкостей и растворов, содержащих дезоморфин, количество определяется массой сухого остатка после высушивания до постоянной массы. В связи с тем, что в настоящее время не имеется возможности определить размер сухого остатка наркотического средства, хранимого в целях личного употребления Ш., то суд считает необходимым его по данному эпизоду оправдать за отсутствием в его действиях состава преступления. Однако в силу положений ч.4 ст. 133 УПК РФ у Ш. по данному эпизоду не возникает права на частичную реабилитацию.

Суд, исследовав заключение судебно-психиатрической экспертизы, признает Ш. вменяемым и подлежащим уголовной ответственности, поскольку из заключения следует, что он в момент совершения инкриминируемого деяния мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Оснований не доверять данному заключению у суда не имеется, кроме того поведение подсудимого в судебном заседании адекватно и не вызывает у суда сомнений в его психическом состоянии.

При назначении наказания суд принимает во внимание данные о личности подсудимого, влияние назначаемого наказания на исправление осужденного и условия его жизни.

Так, Ш. не судим, в 2009 привлекался к административной ответственности, по месту жительства, работы характеризуется в целом положительно.

Как смягчающие наказание обстоятельства суд признает полное признание вины подсудимым, раскаяние в содеянном, состояние его здоровья, семейное положение. Указанную совокупность смягчающих наказание обстоятельств, а также поведение подсудимого после совершения преступления, суд признает исключительной, дающей суду право назначить Ш. наказание в соответствии со ст.64 УК РФ ниже низшего предела. В то же время с учетом характера степени общественной опасности содеянного суд не находит оснований для назначения Ш. иного вида наказания кроме лишения свободы реально, а также изменения категории преступления на менее тяжкую.


На основании изложенного и руководствуясь ст.307, 308 и 309 УПК РФ, суд


приговорил:


Оправдать Ш. по ч.3 ст.30, п. «б» ч.2 ст.228.1 УК РФ по факту покушения на незаконный сбыт психотропных веществ в крупном размере от 01.02.2010 года, по основанию, предусмотренному п.3 ч.1 ст.302 УПК РФ, то есть за отсутствием в деянии Ш. состава преступления.

Оправдать Ш. по ч.2 ст.228 УК РФ по факту незаконного хранения наркотического средства дезоморфина без цели сбыта в особо крупном размере по основанию, предусмотренному п.3 ч.1 ст.302 УПК РФ, то есть за отсутствием в деянии Ш. состава преступления.

Признать Ш. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30 п. «б» ч.2 ст.228-1 УК РФ (в редакции ФЗ от 27.07.2009 г.), и назначить ему наказание с применением ст.64 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 3 года 6 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Меру пресечения Ш. в виде заключения под стражу оставить без изменения, срок отбытия наказания исчислять с 19.02.2010 года.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Ульяновский областной суд в течение десяти суток с момента провозглашения, а осужденным - в тот же срок со дня вручения ему копии приговора. В случае подачи апелляционной жалобы осужденный вправе заявить ходатайство об участии в суде апелляционной инстанции в течение 10 суток со дня вручения копии приговора; и в тот же срок - со дня вручения им копии апелляционного представления или апелляционной жалобы, затрагивающей его интересы.


Председательствующий                                                                                        Ю.А. Потешкина